Эпоха правления фараонов — неожиданное обрамление для оперного сюжета, но это не помешало Джузеппе Верди создать подлинный шедевр. Опера на «древнеегипетский» сюжет со дня премьеры, прошедшей в Каире в 1871 году, триумфально шествует по миру. В Михайловском театре она поставлена впервые. Огромное музыкальное богатство соединило в себе все оттенки чувств — от бурлящих страстей до безропотной покорности судьбе. Рабы, полководцы и цари равны, если речь идет о любви, ревности, тоске по родине или жажде победы.

Эскизы

«Аида»: ярко, стильно, стилистически точно, атмосферно.
В рецензии, опубликованной в «Санкт-Петербургских Ведомостях», отметили особую «чуткость к музыкальным структурам», которую проявил художник-постановщик Мариус Някрошюс. "В новом спектакле обращает на себя внимание «неспешность действа, подчеркнутая ритуальность костюмов, прихотливое мерцание черного и золотого, — отмечает рецензент, добавляя, что «дизайнерское послание новой «Аиды» стало еще более очевидным уже после спектакля, когда за кулисами можно было разглядеть вблизи платья Амнерис или Аиды». Тем самым было отдано должное выдающейся работе художника по костюмам Надежды Гультяевой.

художник Надежда Гультяева

Рабочие моменты

швейные цеха Stage Decor

Костюмы

Премьера

“Аида” в версии Михайловского театра — это не гром фанфар. Здесь нет пирамид, пальм, сфинксов и сияния золота Древнего Египта. Декорации и костюмы лишены пышности и помпезности, свойственных масштабным историческим постановкам. Найти форму, чтобы лаконично и предельно ясно выразить эту идею удалось театральной семье: художнику по костюмам Надежде Гультяевой, и её сыну — Мариусу Някрошюсу, который занимался сценографией и световым оформлением. Он долго искал собственный выразительный язык для этой “Аиды”, пока не наткнулся в интернете на фотографию гравюры XIX века с изображением раскопок в Египте. На сцене сочетание золотого и черного, а на костюмах имитация архаичного плетения тканей.

Наши работы

Смотреть еще